Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

Фрагментация. 130

Мизансцены монолога. 131

Общий рисунок и индивидуальная пластика. 131

Ограничительная графика (с. 99-100) 133

Парадокс. 133

Контраст. 134

Контрапункт. 134

Косвенное общение. 135

Выгородка. 135

Рассказ или показ?. 136

Режиссер как рисовальщик. 136

Обозреваемостъ мизансцены.. 137

Укрупнение. 138

Мизансцена и свет. 138


«Не просто пособие...»

 

Есть книги, которые рождаются, как деревья в лесу среди бесчисленного множества себе подобных. Другие же можно уподобить деревьям, выросшим в самых неожиданных местах — среди равнины, в сухой долине, на скале. Я говорю о немного­численных произведениях, выходящих за последнее время, посвященных технологии нашего дела. Своеобразие каждой из таких теоретических работ обусловливает незащищенность их от всевозможных критических ветров. Потому мы, практики театра, должны с особенным вниманием и бережливостью от­носиться к этим малочисленным явлениям театральной лите­ратуры.

Автор настоящей книги ставит перед собой очень трудную задачу: выявить и сформулировать некоторые законы режис­серского письма, определить и обозначить целый ряд секретов временно-пространственной организации спектакля. Не все формулировки можно принять как бесспорные, но и в этом есть своя ценность. Ведь большинство положений технологии нашего труда балансирует на грани науки и искусства, не толь­ко имеет право на субъективный момент, но непременно предполагает его. Этого не следует бояться. Наоборот, куда менее выгодной оказалась бы попытка автора стать на позицию чисто­го объективизма. Хорошая книга по режиссуре — это прежде всего постанализ собственного режиссерского пути.

Основная цель первых глав — привлечь внимание читате­ля, будь то режиссер или актер, к основным элементам режис­серского языка. Вряд ли тот, кто не задумывался раньше над вопросами графических закономерностей режиссерского ри­сунка, останется безразличен после прочтения книги ко всему тому, чему не придавал раньше значения.

После чрезвычайно краткого исследования природы возник­новения двух столь родственных между собой терминов режис­сер и мизансцена в книге следует рассмотрение закономерно­стей простейшей мизансцены, ракурсов, сценического рельефа и т. д. Как часто мы видим, что лучшие намерения режиссера, его мысли и чувства тонут в случайной, невыразительной ком­позиции, однообразии ритмов, временных и пространственных, в случайности решении.

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы