Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

В потоке высказываний более или менее точно угадывают­ся поочередно текущие, изменчивые, производные потребности. Структура же исходных потребностей может быть угадана только с учетом всех высказываний в их полном объеме и с учетом того, что осталось невысказанным, что, следовательно, родилось в сознании режиссера вследствие знакомства с пьесой в целом. Угаданное целое уточняет расшифровку частно­стей - то, что можно уподобить подстрочному переводу.

В угадывании целого проявляется указанная И.П. Павло­вым и отмеченная выше исходная особенность людей «худо­жественного типа» - их склонность и свойство схватывать созерцаемые явления в их единстве. Эта врожденная воору­женность может обогащаться вооруженностью приобретаемой.

Возможности разнообразного толкования потребностей, побудивших к данному конкретному высказыванию, в зависи­мости от толкования целого, может быть, опять наиболее ясно видны, когда речь идет о диалоге, который называют «любовной сценой».

Толкование целого в таком диалоге - это предварительная уверенность в том, что в данном случае любовь каждого уча­ствующего в нем характерна (значительна, интересна) такой, а не другой определенной иерархией образующих ее потребнос­тей.

Если одна из этих трех исходных потребностей совершен­но поглотит другие, то весь диалог не будет иметь отношения к человеческой любви как таковой. Но преобладание той или другой, их борьба за преобладание в душе каждого, выход на главенствующее место той или другой, в зависимости от уга­дываемых им желаний партнера, - все это может ярко и ясно обнажить душу каждого именно так, как это диктуется режис­серу его пониманием всей пьесы в целом. Тогда данный диа­лог есть часть целого - спектакля. Но и сам этот диалог может пониматься как целое, необходимыми частями которого являются все взаимодействия, из которых он состоит.

 

 «Диаметр сознания»

А.С. Макаренко писал: «Самое важное, что мы привыкли ценить в человеке, - это сила и красота. И то и другое опре­деляется в человеке исключительно по типу его отношения к перспективе, человек, определяющий свое поведение самой близкой перспективой, сегодняшним обедом, именно сегодняш­ним, есть человек самый слабый» (166, стр.567). Эту мысль А.С. Макаренко уместно сопоставить со словами А.С. Пуш­кина: «Дикость, подлость и невежество не уважают прошедше­го, пресмыкаясь перед одним настоящим» (221, т.11, стр.162). «Жрецов минутного» он считал «достойными слез и смеха».

В диагностике потребностей, если можно так выразиться, существенным и относительно простым показателем является расстояние до целей - дальнозоркость или близорукость целе­направленности человека. То и другое реализуется в отличиях средств от целей, а отличие это проявляется, начиная с моби­лизованности, во всем поведении - в том, что можно назвать старым русским словом «повадки», которое часто употреблял Н.С. Лесков. Разумеется, дальнозоркость и близорукость бы­вают весьма различны по содержанию, и содержание их наи­более важно. Но в принципе дальнозоркость есть проявление силы, а близорукость - проявление слабости; идеальное всегда более или менее дальнозорко, биологическое - более или ме­нее близоруко. Поэтому содержание далеких целей человека в большей степени характеризует его как личность, обладающую ей одной присущими чертами.

Кроме того, далекие цели - продукт роста человека, его развития, достигнутого им уровня зрелости и вооруженности.

Новорожденный ребенок только в непосредственных кон­тактных ощущениях воспринимает ход удовлетворения своих недифференцированных потребностей. Благодаря дистанцион­ным рецепторам - зрению и слуху - и вместе с их развитием, опытом их использования, потребности опредмечиваются и дифференцируются. Так среда, окружающая ребенка, и органы чувств, дающие возможность воспринимать ее, формируют человеческие потребности.

Профессор Г. Айзенк говорит: «Известно, что генетика оп­ределяет возможности индивидуума, а среда - насколько эти возможности будут реализованы» (3, стр. 13). П.В. Симонов уточняет ту же мысль: «Конкретная общественная среда не столько формирует личность в смысле механического привне­сения в нее каких-то определенных черт, сколько отбирает те свойства личности, которые представляют наибольшую цен­ность именно для данной общественной группы» (238, стр.37).

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы