Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

В том и другом случаях трансформации делают поведение эмоциональным, а ритм - взволнованным, обостренным. Но успешность и быстрота этих трансформаций скрывают и по­гашают эмоциональность - выполнив свою функцию в регу­лировании поведения, эмоция исчезает за ненадобностью. По­этому наиболее эмоциональными бывают те моменты или периоды поведения, когда эмоция требует трансформаций, а память, воображение, мышление, интуиция на успевают требо­вание это выполнить. Практически это выглядит так: человек неожиданно оказался в обстоятельствах, которые требуют нового поведения, но он не находит, что именно нужно делать. При отри­цательной эмоции это - тупик, отсутствие выхода и, следова­тельно, поиски выхода, более или менее стремительные, энер­гичные или лихорадочные - в зависимости от силы эмоции. Именно теперь горе и печаль превращаются в негодование, гнев и ярость. При положительной эмоции - опять тупик, но противоположного содержания. Теперь «глаза разбегаются» от неожиданно открывшейся перспективы возросших возможнос­тей, и человек не знает, на какой из них остановиться. Пред­вкушение и поиски пути сопровождаются эмоцией не от безвы­ходности, а от обилия соблазнительных выходов. Эмоция, в сущ­ности, длится, пока «выход» ищется или пока «выходы» ищут­ся один за другим. Когда «выход» найден, эмоция гаснет.

Как уже говорилось, чаще всего в конкуренции потребнос­тей биологические и идеальные давят на социальную, но воз­можны, разумеется, и такие случаи, когда под давлением на­ходится временно господствующая биологическая или идеаль­ная. Так, удовлетворяя биологическую нужду (в случае, на­пример, острого заболевания), человек заботится все же и о приличиях и не расстается ни с эстетическим вкусом, ни со своими верованиями, убеждениями; в этом сказывается при­вычная заинтересованность в будущем.

Также при обострении идеальных потребностей, когда за­деты какие-либо категорические верования человека, его идеа­лы, он защищает их, уделяя некоторое внимание и своим биологическим нуждам и своей социальной репутации.

Наиболее ярко эмоционально окрашенными бывают столк­новения потребностей, когда в столкновениях этих сильны потребности биологические; их удовлетворение не терпит от­лагательств, а социальные и идеальные их требуют. Поэтому повышенная эмоциональность чаще всего выдает участие в конкуренции сил биологических, которые всегда торопят, под­гоняют, даже и не главенствуя. (Это отчетливо видно в пове­дении детей.)

Одно и то же дело может осуществляться для удовлетво­рения различных потребностей - той или другой преимуще­ственно или нескольких одновременно. Человек, например, ест. Как это примитивное дело осуществляется? Сытый или ли­шенный аппетита ест не так, как голодный; гурман - не так, как равнодушный к пище; деловой педант - не так, как чело­век беспорядочный и легкомысленный. Для одного процесс еды - чуть ли не самоцель; для другого - скучная обязан­ность; для третьего - серьезное дело, требующее полной со­средоточенности, выполняемое как необходимое средство.

Так же по-разному - иногда в противоречиях, а иногда и без них - люди лечатся, одеваются, укладывают чемодан в дорогу, располагаются в жилище и т.д. и т.п.

Особенно ярким примером может служить то, что назы­вают «любовным объяснением». Чем больше в нем нетерпе­ния, торопливости (чем ближе цель), чем небрежнее и полнее (яснее) пристройки, чем меньше расчета и экономии сил - тем сильнее давление биологических потребностей. Чем больше плана, расчета (чем определеннее перспектива), чем тщательнее пристройки и строже экономия сил - тем сильнее в нем по­требности социальные (например, самолюбие). Чем больше бескорыстного любования или увлеченности самим процессом объяснения (чем искреннее клятвы в вечной верности) - тем более давление потребностей идеальных.

Здесь видно, что по мере усиления биологических побуж­дений отпадает надобность в самом объяснении. При возрас­тании роли социальных потребностей объяснение делается все менее любовным. Идеальные потребности свидетельствуют о силе любви, но она при этом делается идеальной, платоничес­кой. Следовательно, в настоящем смысле любовное объяснение мотивировано всеми тремя исходными потребностями, но в разных конкретных случаях и в разные моменты его протека­ния та, другая или третья выходят на первый план и прояв­ляются наиболее ярко.

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы