Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

Расширение и размножение - естественные свойства живой материи. Поэтому путь к максимальной содержательности человеческой жизни заключается, вероятно, не в подавлении потребностей, как думал Л.Н. Толстой, следуя древней восточ­ной философии, а в их оздоровлении и рациональном «воору­жении», за которыми следует субъективная свобода и все бо­лее полное подчинение мертвой природы живому веществу и совершенствование самого этого вещества.

 

Проблема человековедения

Обязательным звеном в трансформациях потребностей яв­ляется поступление информации. Человеку нужно срочно быть на Дальнем Востоке, потому что он как-то узнал об этом; он едет по определенному адресу и достает билет на определен­ный рейс, потому что знает этот путь достижения своей цели. Больной записывается на прием к определенному врачу в определенном месте, потому что знает этот путь к здоровью.

Так происходит естественная, «здоровая» трансформация потребностей. Так же происходят и их извращения. Человек узнает, что украсть легче, чем заработать; что соврать вы­годнее, чем сказать правду. Человек знает, что заглушить потребность в справедливости алкоголем легче, чем добиться самой справедливости; знает, что «у сильного всегда бессиль­ный виноват», и молчит, чтоб избежать обвинений. Человек поверил кому-то, что ни совести, ни души не существует, что цель оправдывает средства, что вождь всегда прав и т.д. и т.п. Так возникают уродства потребностей. Они бывают более или менее значительны и распространены.

Заблуждения и ложь в поступающей информации лежат в основе всех болезненных извращений в трансформациях по­требностей. Но так как между заблуждением и ложью, с од­ной стороны, и истиной, с другой, нет незыблемой границы, то практически ее заменяет (может быть, точнее сказать -корректирует) разграничение трансформаций на консерватив­ные (служащие индивиду) и прогрессивные (служащие роду) или - на эгоистические и альтруистические, «для себя» и «для других». Правда, разграничение это касается потребностей биологических и социальных и не касается идеальных. Но добросовестные бескорыстные заблуждения, возникающие в ходе удовлетворения идеальных потребностей, не только не являются болезнью, но без них поиски истины невозможны. Такие заблуждения делаются болезнью, став суеверием - нор­мой удовлетворения социальных потребностей. Она охраняется теми, кто используют ее «для себя». Далее заблуждение легко превращается в ложь при низкой норме удовлетворения иде­альных потребностей и при ослаблении их давления - при малой требовательности к истине и при забвении ее.

Значит, преодолению заблуждений и лжи должны служить именно идеальные потребности. В частности - объективные науки, максимально свободные от давления социальных по­требностей «для себя». А так как плоды познания всегда со­держат в себе некоторое суеверие, то значительным делается его содержание. Поэтому наиболее продуктивны для здоровой трансформации потребностей те истины и та информация, относительность и неполнота которых возмещена любовью к человеку, добротой.

Проникновение объективного физиологического исследова­ния в область, которая была для естествознания «запретной» и шла по ведомству гуманитарному, было начато П.В. Симо­новым с «информационной теории эмоций». Это та область, о которой Л.С. Выготский писал, что «нет в психологии глав бо­лее темных». Такой вывод обоснован ссылками. «Психология чувства, - говорит Титчинер, - пока еще в широких размерах есть психология личного мнения и убеждения» (56, стр.250).

Выяснив структуру и роль чувства (эмоции) в обслужива­нии потребностей, П.В. Симонов открывает перспективу науч­ного проникновения в область неосознаваемых, а потому час­то извращаемых или игнорируемых способностей человеческо­го организма, благодаря которым эгоизм не одерживает окон­чательной победы над альтруизмом в человеческом обществе, вопреки биологическим потребностям индивида.

А.С. Пушкин писал, что «лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений» (221, т.8/1, стр.319). Надежда поэта на улучшение нравов находит подкрепление в выводах, к ко­торым приходит создатель современной этологии - нобелевс­кий лауреат К. Лоренц: «Именно потому, что опаснейшие про­тивники рационального человеческого общества черпают силу в инстинктивном, то есть на уровне, который нельзя признать специфически человеческим, самая большая наша надежда в том, чтобы научиться понимать причинную структуру челове­ческого поведения» (158, стр.13).

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы