Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

С этим определением, я полагаю, можно согласиться, если перевести его в область человеческих потребностей. Тогда зло в потребностях человеческих заключается в таких их транс­формациях, при которых низшие делаются сильнее высших, подавляют их или препятствуют их удовлетворению, в частно­сти - когда ослабевает естественное давление потребностей идеальных.

 

Здоровье потребностей

Наука подорвала доверие к старым идеалистическим пред­ставлениям о человеческой душе, она же обеспечила человече­ство небывалыми материальными благами, и она же постави­ла его на грань катастрофы.

Гибель угрожает человечеству от неупорядоченности его собственных потребностей. Господство случайностей в их транс­формациях, усиленное и обостренное в среде, насыщенной техникой, создает такие их структуры, которые не приспособ­лены к средствам, находящимся в их распоряжении. Это про­тиворечие достигло максимальной остроты и актуальности, хотя само по себе оно известно с древнейших времен.

В. Лакшин пишет по этому поводу: «Наблюдая окружаю­щий его мир, Арнольд Тойнби приходит к мысли, что чело­вечеству необходимо заполнить некую образовавшуюся «мо­ральную брешь». И в назидание современным философам при­водит в своем несколько модернизированном изложении слова Сократа, переданные нам Платоном в одном из его вообра­жаемых диалогах с учителем: «Когда я был молод, я увлекал­ся модной современной философией, в которую включались естественные науки, физика, астрономия и геология. Но потом я понял, что самое главное во вселенной - человек, а не при­рода вокруг человека, не движение звезд и не природа хими­ческих элементов. Важнее всего дух человеческий, и потому я решил, что перестану заниматься изучением неживой природы и постараюсь понять, почему так получается, что человек знает, что хорошо, а делает то, что плохо» (146, стр.248).

Современный человек больше чем когда-либо склонен со­мневаться в том, что хорошо, но сделать он может несравни­мо больше, в частности - самого плохого. Острота проблемы зла до сих пор служит ярким доказательством того, что из­давна называлось «греховностью», «порочностью», «несовер­шенством» человеческой природы.

По мнению С. Моэма, «одна из самых жгучих проблем, стоящих перед обыкновенным человеком, это проблема зла» (192, стр.192). Проблема эта все обостряется. «Американский фи­зик и литератор Ральф Лэпп, анализируя современную ситуа­цию в капиталистическом мире, писал: «Никто, даже самые блестящие умы среди ученых нашего времени, по-настоящему не знает, куда ведет нас наука. Мы мчимся в поезде, который все набирает скорость и летит вперед по железнодорожной колее с множеством ответвлений, ведущих неизвестно куда» (134, стр.81). То же пишет Р.П. Уоррен: «Конец человека- знание, но одного он не может узнать: он не может узнать, спасет его знание или погубит. Он погибнет - будьте уверены, - но так и не узнает, что его погубило: знание, которым он овладел, или то, которое от него ускользнуло и спасло бы его, если бы он овладел им». На следующей странице Уоррен категоричес­ки утверждает: «Удел человека - знание» (285, т.7, стр.86-87),

Предположения о близкой и неизбежной гибели человече­ства едва ли все же основательны. История не повторяется -эта очевидность делает невозможными прогнозы, а их отсут­ствие часто наводит на мысль о «конце света». Так было не раз (конца света, например, ждали точно в 1836 г.), и всегда «конец света» отменялся, а история продолжалась. Так будет, вероятно, и с проблемой зла - уродливыми извращениями человеческих потребностей. Исторический опыт, в самом широ­ком смысле взятый, говорит, что решение ее можно ждать только от науки, и науки не спекулятивной или описательной, которая толкует о зле несколько тысячелетий, а от естествоз­нания, стремящегося приблизиться к физике и математике, и пренебрегающей барьерами, огораживающими «общественные» науки нормами современных суеверий, при помощи которых ревнители этих суеверий охраняют свои места в общественной жизни. И.П. Павлов писал: «Здесь и сейчас я <...> отстаиваю и утверждаю абсолютные, непререкаемые права естественнонауч­ной мысли всюду и до тех пор, где и покуда она может проявлять свою мощь. А кто знает, где кончается эта воз­можность!» (204, стр.196).

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы