Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

М. Зощенко значительный раздел «Голубой книги» посвя­тил деньгам. Точнее - уродствам, к которым ведет погоня за ними. Вот несколько примеров:

«Римский консул Марк Антоний после убийства Юлия Це­заря предназначил к смерти триста сенаторов и две тысячи всадников. И, идя по стопам господина Суллы, объявил, что будет платить высокую плату с тем, чтобы объявленных в списках уничтожили в короткий срок. Цена за голову, дей­ствительно, назначена была поразительно высокая - двадцать пять тысяч динариев (около восьми тысяч рублей). Рабам же, чтоб понимали свое низкое положение при убийстве господ, полагалось меньше - тысяча динариев.

Тут страшно представить, что произошло. История гово­рит, что сыновья убивали своих отцов. Жены отрубали голо­вы спящим мужьям. Должники ловили и убивали на улице своих кредиторов. Рабы подкарауливали своих хозяев. И все улицы были буквально залиты кровью.

Цена, действительно, была слишком уж высокая».

«Однако история знает еще более высокую цену. Так, на­пример, за голову знаменитого Цицерона, величайшего из римских ораторов, было назначено пятьдесят тысяч динариев. Эта отрубленная голова была торжественно поставлена на стол»;

«Но самая высокая цена была назначена однажды за го­лову английского короля Карла I <...>. И Шотландия, куда бежал Карл, выдала его Англии, поступившись своими хрис­тианскими взглядами за четыре миллиона»;

«Наполеон за голову знаменитого тирольца Гофера, под­нявшего народное восстание за независимость страны, посулил заплатить всего что-то около двух тысяч рублей. Тем не ме­нее, Гофер, укрывшийся в горах, уже через два дня был пой­ман своими же тирольцами. Он был выдан французам и ими расстрелян (1810)» (107, стр.34-35).

На примерах этих видна и значительность денег как «вооружения», и погоня за ними, и сложность вопроса о цели и средствах как у покупателей голов, так и у тех, кто ради денег нарушал все нормы нравственности.

Поскольку высокая вооруженность обеспечивает «местом» в социальном окружении, сама причастность к 'тому, кто об­ладает им, приближает к значительному положению. А. Крон называет его «самоутверждением через сопричастность». «Всякий раз, когда мы создаем себе идола, мы самоутвержда­емся. Мы как бы входим в долю и становимся пайщиком его славы и авторитета, будучи профанами, мы приобретаем пра­во судить да рядить о вещах, нам ранее недоступных» (138, стр.60).

Но значение вооруженности проявляется и в другом. Воо­руженность обеспечивает «местом» потому, что расширяет возможности, дает свободу. В частности - от обязанностей подчиняться нормам и экономить силы. Поэтому демонстра­ция свободы, щедрость, размах в расходах и пренебрежение к нормам в затратах - все это способы самоутверждения и ис­пользования вооруженности: «Страсть Пушкина к игре хоро­шо объяснил его приятель по Кишиневу В.П. Горчаков: «Игру Пушкин любил как удальство, заключая в ней что-то особен­но привлекательное и тем самым как бы оправдывая полноту свойств русского, для которого удальство вообще есть лучший элемент существования» (306, стр.298-299).

Яркой иллюстрацией силы - как вооруженности с нега­тивной ее стороны, как пренебрежения к нормам и как отри­цания их - может служить Николай Ставрогин в «Бесах» Достоевского. Сила отрицания и вооруженность презрением в итоге должны были привести его - и привели - к самоубий­ству. Вооруженность презрением к силе в комическом вариан­те изображена И.А. Крыловым в басне «Слон и Моська»: «Ай, Моська! Знать, она сильна, что лает на Слона!». В сущ­ности, это - вооруженность нахальством, которое, следова­тельно, бывает «оружием».

Специализация

Потребности в той или иной конкретной вооруженности производны, а сила их зависит и от силы исходной потребно­сти в вооруженности, и от наличных обстоятельств момента. Нет нужды продавать чужую голову, если за нее не платят и если не нужны деньги. Но в любых данных обстоятельствах решающую роль играет сила исходной потребности и давле­ний на нее, усиливающих и сдерживающих ее. Любой из две­надцати апостолов мог продать Христа, а предал его за тридцать сребреников один Иуда.

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы