Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

Или, может быть, и поработал, да не над тем, над чем больше всего было бы нужно. Работал над телом: зани­мался гимнастикой, танцем, фехтованием... Учил роль... Проигрывал ее... заучивал интонации, мизансцены... А глав­ное из главных: свою творческую правду, свое сцениче­ское «равновесие» — этим он не занимался. Или, если и за­нимался, то не серьезно, а так — лишь бы отделаться: раз-два и готово. Вернее сказать: он думал, что занимался...

Большею частью актер способен на любые «подвиги» — от мытья полов до выучиванья наизусть всего Шекспира и Островского... Только над собой покорпеть, над выра­боткой своих творческих качеств и своей душевной тех­ники — над этим работать скучно.

В качестве иллюстрации к работе с такого рода «жерт­венным» коллективом позволю себе привести в нетрону­том виде отрывок из своих старых театральных заметок «На память».

«Спектакль сделан, премьера прошла блестяще. Но второй спектакль идет чуть заметно слабее, а третий... яв­но слабо.

Внешне как будто бы всё в порядке и далее больше то­го: внешне он делается крепче, увереннее, но... дух из не­го все выветривается и выветривается. И уж близко к то­му, что останется одна форма: мизансцены, заштампован­ные интонации, заученные гримасы, позы, "игра чувства"... Словом, вся та дрянь, которую, как это ни грустно, обыч­но называют искусством...

Смотришь на эту мерзость, вместо которой, не более как неделю назад, было еще искусство, и думаешь: какая же, однако, ерунда всё это, чем я занимаюсь: театр, про­поведи о высоком художестве... Вот она реальность, вот действительность — то, во что превращается вся твоя "мис­сионерская" деятельность...

Соберешь актеров, подтянешь, подсадишь... Как буд­то кое-что и поналадишь, но в глубине души уже знаешь, что семя разрушения, которым усыпан весь спектакль и все твои актеры, — разрастается и поглотит все мечты и чаяния...

При таком положении вещей — только один выход: после каждого спектакля делать две-три репетиции для подчистки и подправки. Так и делаешь... Так делал и Сулержицкий со своим чудесным "Сверчком на печи"66. А умер Сулержицкий, некому стало высекать искры прав­ды, и всё пошло прахом.

Почему первый спектакль звучит хорошо? Потому что у актера есть внутренний заряд, он еще не выпущен. А вы­пустил его актер на первом спектакле, "выиграл" из се­бя—и опустел. Своего рода катарсис.

Первый спектакль держался у исполнителей только на новизне, на неиспытанности: еще неизвестно, как примет публика. Отсюда — состояние ожидания, трепетности, чут­кости, неустойчивое равновесие — а всё это уже близко к творческому состоянию.

На втором же, третьем спектакле и дальше — всё "вы­веряется", новизна исчезает, вместе с ней и волнение, а за всем этим и... творчество.

Что же касается техники, душевной техники — ее ведь нет! И начинается преподнесение формы и насильное волнование себя, чем дальше, тем больше.

А что бы нужно? Что бы спасло все дело?

Прежде всего — техника, затем — техника и в конце все­го — техника!»

И действительно, те актеры, которые работали над при­обретением техники и заботились больше всего о том, что­бы находиться в верном сценическом самочувствии, — они уцелели. А некоторые из них дошли до самых высоких сту­пеней своего искусства — как, например, Ермолова.

Интересно: она не знала — ни о «кусках», ни о «зада­чах», ни о «ритмах», — однако на деле у нее оказывалось и то, и другое, и третье, и двадцатое, и сотое, о чем боль­шинство «ритмистов» и не мечтало.

Почему? Да потому, что для нее главным были: прав­да и верное самочувствие. А остальное возникало само со­бой — от слов партнеров, от хода действия на сцене. Она заботилась больше всего о правде, а правда для актера — всё. Правда и есть то «равновесие», которое дает актеру возможность «ходить по проволоке под куполом цирка». Эта проволока — воображаемые факты, а пустое страшное пространство под ним — реальная действительность. И толь­ко при прочном, выработанном равновесии можно безопас­но ходить по этим воображаемым поднебесным «проволо­кам» и не кувыркаться в бездну.

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы