Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:


Наши партнеры

Поиск по сайту

К тому же на наших велосипедах были хорошие аце­тиленовые фонари.

Поехали. Сначала шло довольно гладко, но чем даль­ше, тем дорога становилась хуже. Несколько дней как прошел дождь, подсохнуть не успело и местами встреча­лись пренеприятные лужи. Дорога эта не была шоссейной дорогой, а самый обыкновенный провинциальный «большак». Хорошо утоптанный и обкатанный, когда сухо, и развороченный, непролазный в грязь.

Так или иначе едем. По временам приходится соскаки­вать, переносить на руках свою машину, но... ничего. Ки­лометров с десяток отмахали.

Тут фонари наши начали капризничать, а скоро и совсем погасли. Тьма... абсолютная. Но едем. И как будто бы даже ничего. Да и не назад же ворочаться — стыдно. Едем и всё время перекликаемся и позваниваем, чтобы не растеряться.

Иногда как будто бы и вода под колесом, — но, долж­но, быть не глубокая — неважно. Иногда подбросит слег­ка — вероятно, через какой-нибудь камень или бревнышко, ничего — дальше. Один раз не на шутку струхнули: под ко­лесами что-то совсем непонятное: стучит, трещит, по коле­су, по ногам ударяет то спереди, то сбоку, руль из рук вы­рывает, швыряет машину и взад, и вперед, и в стороны... внизу вода шумит... то заднее, то переднее колесо куда-то проваливается — нажмешь на педаль — смотришь — выехал, а там опять трепать начнет. Пробрались кое-как, не слеза­ли, не упали ни тот ни другой. Отъехав, окликаю: что это было? — А черт его знает! На мост похоже... вода журчит...

В общем, добрались вполне благополучно. Приехали, разбудили хозяев — принимайте гостей! Пошли на речку мыться — грязью все-таки позабросало.

Погостив день, другой, направились восвояси. Но уж теперь, наученные горьким опытом, выехали с утра.

Велосипедисты мы были довольно опытные — что сто­или для нас какие-нибудь 30 километров! И что же! Ед­ва-едва добрались до дома, проклиная все на свете. Доро­га оказалась такой скверной, такой трудной и такой опас­ной, что поминутно приходилось соскакивать с машины, а то и падать — почва не держит, шина скользит по жид­кой глине и валишься то в глубокую колею, то в яму... какие-то неожиданные коварные провалы и рвы, как ло­вушки какие: на вид сухо, травка, и — бух в трясину. Из­мотались, изозлились — сил никаких нет!

Добрались до этого самого моста... Ехать по нему нет никакой возможности: навалены друг на друга деревья в полном беспорядке, лишь бы завалить реку — мост был когда-то, но его снесло, должно быть. Деревья целиком: с сучьями... такая огромная куча. Ехать совершенно не­мыслимо. Однако ж ночью-то мы ехали! Так неужели днем-то не проедем! А ну! Садись! Храбро пошли на при­ступ, но ничего хорошего не вышло, как ни старались. Со­скакивали, падали, в конце концов у приятеля моего ко­лесо в восьмерку согнулось... Сошли с дороги, вынули все свои аварийные инструменты, починили колесо, вывери­ли его. Но мостик обошли уже бродом. И пешком-то по нему было не совсем безопасно перебираться с машинами на плечах... В конце концов к вечеру доплелись до дома в полном и красноречивом молчании, все в грязи и с та­кими машинами, что пришлось несколько дней приводить их в порядок: и чинить, и чистить, и менять кое-какие ча­сти. А костюмы наши все пошли в стирку.

Почему же ночью мы проехали по этой чертовой доро­ге и не сломали себе шеи? А ехали мы, надо сказать, до­вольно-таки бойко. Когда потом вспоминали — жуть бра­ла: одно, другое, третье место... как тут пронесло нас? По­нять невозможно! Но факт все-таки фактом — пронесло.

Тьма была кромешная... а мы ехали наугад, на счас­тье, на авось. И так ехали, что оказывается, лучше зря­чего. Что же, видели мы, что ли, что? Чем видели? Гла­зом ничего нельзя было видеть. Инстинктом? А что это за штука инстинкт? Слово, которое ничего не объясняет. Ведь ехали так уверенно, так беззаботно, как будто всё знали, всё видели, всё чем-то чувствовали. Очевидно, так оно и было: чем-то видели и этим руководились.

Не похоже ли это на прогулку лунатика по крышам и карнизам? Во всяком случае, одно другого стоит.

Может быть, у нас есть в зародыше какое-то еще чув­ство, неизвестное пока, — оно-то и дает возможность всё видеть без глаз?

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы