Как и всякий художник, режиссер должен обладать острым чувством современности, понимать, чувствовать, угадывать ду­ховные потребности людей своего времени. А этого он не смо­жет добиться, если не будет практически участвовать в осущест­влении целей и задач, которые стоят перед народом, иначе говоря, если не будет общественным деятелем своего времени, сознательным строителем коммунистического общества.

 

Е.Б. Вахтангов призывал деятелей искусства творить «вместе с народом, творящим революцию». Для нашего времени этот призыв звучит так: «творить вместе с народом, строящим комму­низм». Вахтангов подчеркивал при этом: «ни для него, ни ради него, ни вне его, а вместе с ним».

 

Почему же «ни для него» и «ни ради него»? Во-первых, пото­му, что позиция «для народа» или «ради народа» нередко быва­ет связана с высокомерным отношением к народу художника, который с высоты своего жреческого величия великодушно одаривает народ плодами своего творчества; иногда же эта позиция выражается, наоборот, в подхалимском отношении ху­дожника к народу, мелком стремлении угодить ему, подладить­ся под невзыскательные вкусы отсталой его части. И то и другое одинаково плохо.

 

Но когда художник творит вместе с народом, он тем самым творит и для него, и ради него, но уже без всякой опасности оказаться над народом или, наоборот, сделаться его послушным рабом.

 

Основным предметом искусства, его смыслом и назначением; в конечном счете является человек. Поэтому любой художник, а режиссер, может быть, даже в особенности, должен обладать способностью тонкого понимания человеческой психики, глу­бочайшего проникновения в самые сокровенные тайники чело­веческой души.

 

Известно, что главным материалом режиссерского творчест­ва является актер — живой человек. А целью актерского твор­чества является создание на сцене, по выражению К.С. Стани­славского, «жизни человеческого духа роли», то есть глубокое и всестороннее раскрытие психологии образа, его внутренней сущности. Направлять же актера на верный путь в этом отноше­нии, непрерывно развивать в нем творческий процесс, чтобы шаг за шагом привести его постепенно к конечной цели этого процесса — к органическому перевоплощению в задуманный образ, основная, главная обязанность режиссера.

 

Таким образом, глубокое понимание человеческой психоло­гии имеет для режиссера двойное основание: во-первых, он дол­жен глубоко понимать психологию актера как человека и как художника, а во-вторых, психологию создаваемого актером об­раза. Вот почему без способности глубоко проникать в челове­ческую душу деятельность режиссера не может быть плодо­творной.

 

Итак, мы рассмотрели творческие способности первой группы. В совокупности своей они призваны создавать нужные условия для творчества в области всех видов искусства, в том числе и в области режиссуры.

 

В самом деле: каким бы видом творческого оружия художник ни пользовался, ему в равной степени необходим и широкий идейный кругозор, и высокий уровень общей культуры, и раз­ностороннее знание жизни, и способность глубоко восприни­мать произведения всех видов искусства, и тонкий художественный вкус, и острое чувство современности, и глубокое пони­мание человеческой души. Ни одна из этих способностей не содержит в себе ничего, что было бы специфической принад­лежностью только режиссерского искусства.

 

Но есть, как уже говорилось, и такие способности, которые будучи необходимым условием всякого художественного твор­чества, обладают в то же время некоторыми сторонами или гра­нями, характерными только для одного какого-нибудь искусства.

 

Если человек обладает творческими способностями не вооб­ще, а именно в том их особом качестве, которого требует спе­цифика определенного вида искусства, мы говорим о наличии у него природного дарования именно в данной области.

 

Теперь мы и перейдем к подробному рассмотрению профес­сиональных творческих способностей, связанных со специфи­кой режиссерского искусства.