Однако далеко не безразлично, за какое условие следует ух­ватиться в каждом конкретном случае для того, чтобы восстано­вить утраченное творческое состояние в целом. Восстанавливать нужно в первую очередь именно то условие, утрата которого повлекла за собой разрушение и всех остальных. Иногда нужно напомнить актеру об объекте внимания, иногда следует указать ему на возникшее мускульное напряжение, в других случаях нужно подсказать актеру необходимое сценическое оправда­ние — заняться обогащением актера новой творческой пищей, иногда следует предостеречь актера от стремления сыграть чув­ство и подсказать ему необходимое действие, иногда следует заняться уничтожением случайно возникшей неправды. Режис­сер должен постараться в каждом отдельном случае поставить верный диагноз, найти главную, основную причину творческого зажима, чтобы потом ее устранить.

 

Отсюда ясно, каким знанием актерского материала, каким острым глазом, какой чуткостью и проницательностью должен обладать режиссер. Однако все эти качества легко развиваются, если режиссер ценит и любит актера, если он не терпит на сцене ничего механического, если он не удовлетворяется до тех пор, пока актерское исполнение не станет органичным, внутренне наполненным и художественно правдивым.

 

Глава четырнадцатая

ВОСПИТАНИЕ РЕЖИССЕРСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ

 

Общие условия художественного творчества

 

Большому количеству и многообразию творческих функций режиссера должно соответствовать такое же богатство его твор­ческих способностей. Вряд ли можно назвать специальность, которая нуждалась бы в еще большей разносторонности дарова­ния и мастерства, чем требует этого профессия режиссера.

 

Чтобы посвятить себя этой, сложной и многогранной про­фессии, человек должен уже от природы обладать, хотя бы в са­мой зачаточной форме, соответствующими данными. Школа мо­жет при помощи специальных упражнений развить природное дарование до степени, какая необходима для полноценного творчества, но обеспечить зарождение хотя бы одной из необхо­димых режиссеру способностей у того, кто совсем не имеет для этого природного предрасположения, никакая школа не в со­стоянии.

 

О каких же способностях идет речь?

 

Эти способности можно условно разделить на три группы.

 

В первую группу мы включим такие, которые, будучи общими условиями для творчества в любом искусстве, никак сущест­венно не изменяются в зависимости от того, на какой именно вид искусства они направлены: литературу, живопись, театр и т. д.

 

Кроме того, есть способности, которые хотя и являются общими для всех видов искусства, но характер использования их в значительной степени зависит от специфики данного вида искусства. Такие способности мы отнесем ко второй группе, третью группу составляют способности, связанные с необ­ходимостью для режиссера хотя бы потенциально быть также и актером и, следовательно, обладать известным минимумом актерских качеств.

 

Рассмотрим сначала необходимые условия для продуктивного художественного творчества, которые мы отнесли к первой группе.

 

Одним из таких условий является непреодолимая потреб­ность художника высказаться. С этой потребностью тесно свя­зана его способность непрерывно обогащать свое сознание новыми мыслями, чувствами, жизненными наблюдениями. Если у него нет рвущихся из глубины души переживаний, то каким бы природным предрасположением к данному виду искусства он ни обладал, все равно ничего ценного в этой области он соз­дать не сможет.

Перефразируя известный афоризм Льва Толстого, обращен­ный к писателям, можно сказать в адрес режиссера: «Если мо­жешь не ставить, то лучше и не ставь!»

 

Режиссер имеет право начать работу над пьесой только в том случае, если он чувствует неодолимую потребность сказать нечто свое по поводу той действительности, которая в этой пье­се отразилась. Искренность, глубина и содержательность этого высказывания в сочетании с дарованием и мастерством могут обеспечить создание полноценного спектакля.