Для воспитания этой способности мы и предлагаем наши уп­ражнения. Можно не сомневаться, что настойчивый тренаж в этой области скажется потом благотворно на всей последую­щей деятельности будущего режиссера.

 

4. Обмен наблюдениями. Общеизвестно, что режиссеру не приходится, подобно актеру, использовать свои наблюдения, играя на сцене непосредственно перед публикой (разумеется, в том случае, если он, будучи режиссером, не является в то же время и актером).

 

Задача режиссера в другом — он должен передать свои на­блюдения актеру, вооружить и творчески обогатить ими актера, чтобы тот использовал их в своем творчестве, в своей игре. Ак­тер в этом случае получает определенные жизненные впечатле­ния не непосредственно от самой жизни, а через режиссера. Но для того, чтобы эта передача произошла безболезненно и была бы в творческом отношении плодотворной, режиссер должен уметь увлекать актеров продуктами своих наблюдений — своими показами, зажигать при их помощи творческий процесс в акте­рах, вдохновлять и заражать ими актеров. Механическое подра­жание никого удовлетворить не может.

 

Чтобы воспитать в будущих режиссерах эту способность творчески делиться с актерами опытом своих наблюдений, мы предлагаем цикл упражнений на наблюдательность завершить следующим образом: пусть преподаватель предложит какому-нибудь студенту, успешно показавшему свое наблюдение, пе­редать это наблюдение другому студенту. Это значит, что сту­дент, получивший задание, должен будет, путем многократных повторений своего показа, сопровождаемых необходимыми по­яснениями и критическими замечаниями, добиться от своего то­варища, чтобы тот убедительно, органично и с известным сход­ством (пусть не столько внешним, сколько по существу) вос­произвел бы то, что показал ему первый. Пусть аналогичные упражнения на ряде уроков выполнят все учащиеся данной группы, причем одни будут «режиссировать», то есть показывать свои наблюдения, другие «играть», то есть актерски воспроиз­водить показанное. Потом показывающие и выполняющие поме­няются своими ролями. Получится своеобразный обмен наблю­дениями.

 

Методическое примечание. Оценивая записи наблюдений учащихся в их дневниках, а также их устные рассказы и актер­ские показы, педагог непременно будет искать в них три важ­нейших достоинства: правдивость (в показах — органичность), яркость и, наконец, выражение своего отношения к объекту (мысль и чувство самого рассказчика или исполнителя). При этом педагог предъявит учащемуся три указанных требования не сразу, а последовательно на разных этапах овладения требова­ниями школы. Сначала он будет добиваться правдивости и орга­ничности; когда учащийся достигнет в этом отношении извест­ных результатов, педагог поставит перед ним требование ярко­сти; когда же и это будет завоевано, он потребует еще и выра­жения своего отношения к объекту (одобрения, негодования, восторга, презрения, нежности, отвращения и т.д.); другими словами, он поставит перед студентом задачу выполнить данное упражнение в рамках определенного жанра (ибо жанр рождается из отношения художника к предмету изображения). Но такое требование может быть предъявлено только тогда, когда чувство правды сделалось прочным достоянием студента, иначе неизбежен наигрыш.

 

Упражнения для развития режиссерской фантазии и воображения

 

«Как это происходит» (кинолента воображения на основе литературного произведения). Прочитайте небольшой отрывок из литературного произведения, где более или менее подробно рассказывается о каком-нибудь событии (например, сцену сви­дания Анны Карениной со своим сыном из романа Льва Толсто­го «Анна Каренина»); теперь, отложив в сторону книгу, попы­тайтесь шаг за шагом представить в своем воображении, как это происходило, то есть весь ход описанного события в его последовательном развитии, стараясь по возможности ничего не пропустить и все при этом увидеть и услышать возможно яр­че, конкретнее.

 

Выполняя это задание, вы сразу же столкнетесь с рядом за­труднений. Стараясь вызвать в своем воображении образ Анны Карениной, идущей на свидание с сыном, вы, разумеется, будете искать материал для этого в самом романе, но тут же убеди­тесь, что этого материала недостаточно, чтобы увидеть Анну. В романе сказано, что лицо Анны было закрыто вуалью, спус­кавшейся с ее шляпы, что в руках у нее была муфта (из ко­торой она впоследствии вынет три рубля, чтобы дать помощни­ку швейцара) и еще магазинный пакет (или, может быть, не­сколько пакетов) с игрушками для сына.