Что значит «тупицей»? И почему «тупицей»? - Можно предполагать, что причина в том, что «в чужой сфере» не используется сверхсознание - интуиция, которая служит гла­венствующей потребности, и тем интенсивнее, чем сильнее она выделяется на фоне других.

А бывает и так, что главенствующая потребность находит­ся в постоянной борьбе с другой, претендующей на ее место. Тогда и интуиция мечется между ними. Вся эта картина мно­гообразия структур потребностей и их обслуживания осложня­ется еще и тем, что речь может идти о разных уровнях трансформации потребностей о потребностях различных степеней конкретности; на каждом уровне картина имеет дру­гой вид.

Вопроса о существовании главенствующей потребности у человека и о степени ее главенствования непосредственно ка­сается теория, предложенная Л.Н. Гумилевым для решения специальных вопросов истории и этнологии. Он пишет: «Не­равномерность распределения биохимической энергии живого вещества биосферы на поверхности Земли и за историческое время должна была отразиться как на поведении отдельных людей, так и целых коллективов в разные эпохи и в разных регионах, потому что человеческие организмы входят в био­сферу. Эффект, производимый вариациями описанной энергии, открыт нами и описан как особое свойство характера, на­званное нами пассионарность (от лат. Passio, ionis, f.)»; «Пассионарность - это характерологическая доминанта: это -непреоборимое внутреннее стремление (осознанное или чаще неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели, причем достижение этой цели, как правило иллюзорной, представляется данному лицу ценнее даже соб­ственной жизни» (83, стр.13); «Пассионарность - это органи­ческая способность организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в виде работы. У людей эта способность колеблется настолько сильно, что иногда ее импульсы ломают инстинкт самосохранения как индивидуального, так и видово­го, вследствие чего некоторые люди, по нашей терминологии - пассионарии, совершают и не могут не совершить поступки, ведущие к изменениям их окружения» (84, т.2, стр.50); «Если мы примем за эталон импульс врожденного инстинкта само­сохранения (I), индивидуального и видового, то импульс пас-сионарности (Р) будет иметь обратный знак. Величина им­пульса пассионарности, соответственно, может быть либо больше, либо меньше, либо равна импульсу инстинкта само­сохранения. Следовательно, правомочна классификация особей на пассионариев (Р > I), гармоничных (Р = I) и субпассиона­риев (Р < I)» (83, стр.13).

Примеры «пассионариев», приводимые Л.Н. Гумилевым, говорят о том, что, по его терминологии, ими можно назы­вать людей с чрезвычайно сильной главенствующей потребно­стью, резко выделяющей их в среде. Он называет Наполеона, Александра Македонского, Яна Гуса, Жанну Д'Арк, протопо­па Аввакума, Мухаммеда и других, им подобных в этом от­ношении. Но понятие пассионарности, я полагаю, можно рас­сматривать как переходное - относящееся не только к личнос­тям, но и к энергетической характеристике определенных уча­стков биосферы Земли в определенное время. Присутствие в одном термине двух столь далеко, казалось бы, отстоящих одно от другого явлений и понятий может служить дополни­тельным подтверждением правомерности тех и других.

 

Самосохранение (нужда) и рост (развитие)

 

В различении «пассионариев» и «су б пасс и он ар и ев» можно ви­деть доведенные до максимальной остроты различия, которые некоторые современные психологи (Олпорт, Маслоу - США) оп­ределяют понятиями: «потребности нужды» (самосохранения) и «потребности роста» (развития). Те, кому свойственны пре­имущественно те или другие, этих различий не замечают. Как всегда, исходные потребности каждого для него настолько привычны и естественны, что отсутствие их он не может себе представить. Такова его природа. Причем для одного челове­ка «нуждой» может быть то самое, что для другого -«развитие». Понятия эти определяют не конкретное содержа­ние потребности, а направление и тенденцию в поисках конк­ретного содержания-представления о значимости искомого. Эти представления связаны, вероятно, с нормами, но не пря­мой непосредственной связью, поскольку отношение к норме определяется силой потребности и содержанием нормы.