Контактная информация
Школа актерского мастерства и режиссуры

Санкт-Петербург
E-mail:
Пишите вопросы и предложения

Наши партнеры

Поиск по сайту

Вероятно, любая педагогическая работа (в средней школе, в вузе, на публичных лекциях) не обходится без такого рода критики. В работе этой «субъект» передает «адресату» по определенному поводу (поводом служит «объект») определен­ную информацию, которой субъект располагает и в которой адресат нуждается. Чем больше в этой информации объектив­ных знаний или безличных констатации, тем ближе критика к ее технологическому роду. Но значительное место в ней мо­жет занимать и то, что принадлежит субъекту как таковому, что ему и только ему свойственно. Это могут быть самые разнообразные личные соображения субъекта, как-то связан­ные с объектом.

Но если вслед за субъективной пристрастностью в такую критику начнет проникать повышенная заинтересованность в адресате - угождение ему, то следом пойдет сокращение роли объекта и  субъекта.  Появятся  черты  приспособленческого  ро­да. (Часто, например, - в упрощении, в популяризации).

В предисловии к «Портрету Дориана Грея» О. Уайльд от­метил, что всякая критика, плохая или хорошая, есть автоби­ография. Уайльд имел в виду главным образом критику ху­дожественную, а автобиографией он называл скрывающийся за текстом критики рассказ ее автора о самом себе, его само­выявление, его «исповедь». Л.С. Выготский цитирует О.Уайль­да: «Основная задача эстетической критики заключается в передаче своих собственных впечатлений». Далее он пишет: «Исходя из этого, можно разбить такую критику на два рода: первый - это критик как художник, критик-творец, который сам воссоздает художественные творения. Другой род критики - критик-читатель, которому приходится быть молча поэтом» (56, стр.348).

Соглашаясь с Уайльдом, Л.С. Выготский подкрепляет свою позицию ссылками на В.Ф. Одоевского, Шопенгауэра, Аполло­на Григорьева, Вячеслава Иванова, Джемса, Сюлли-Прюдома. Он мог бы назвать и Иннокентия Анненского.

В критике художественной субъект главенствует в триум­вирате формирующих ее сил в наибольшей степени и наибо­лее ясно, обнаженно. «Эта критика, - пишет Л.С. Выготский, -питается не научным знанием, не философской мыслью, но непосредственным впечатлением. Это критика откровенно субъективная, ни на что не претендующая, критика читательс­кая. Такая критика имеет свои особенные цели, свои законы, к сожалении^ еще недостаточно усвоенные, вследствие чего она часто подвергается незаслуженным нападкам» (56, стр.342).

Философская, историческая, общественно-политическая - лю­бая технологическая или приспособленческая критика в боль­шей степени, чем художественная, связывает субъекта всякого рода обязательствами. В частности, необходимостью опериро­вать определенным кругом специальных знаний при суждении об объекте. Эти обязательства ведут к обязательствам и по отношению к адресату, историческая критика, например, дол­жна либо адресоваться к тем, кто располагает достаточными знаниями истории, либо сопровождать суждения об объекте выдачей этих знаний, либо, наконец, стремиться к популярно­сти, т.е. учить или поучать.

Художественная критика может быть и часто бывает в то же время и общественно-политической, а иногда и философс­кой и исторической. Тогда и в той же мере на ее субъектив­ность наложены границы, о которых идет речь. Но сама ху­дожественность критики как таковая, наоборот, требует вольного обращения с любыми границами и даже противонаправ­лена всякой внехудожественной специализации.

В качестве художника (а не философа, политика, техноло­га, педагога и т.д.) критик занят преимущественно, если не целиком, тем сугубо личным, индивидуальным и неповтори­мым, что возникает в его воображении, памяти и мысли при восприятии критикуемого объекта и что касается самого ши­рокого круга явлений человеческой жизни, а никак не той или иной специальности.

В упомянутом предисловии Иннокентий Анненский гово­рит: «Я писал здесь только о том, что мною владело, за чем я следовал, чему я отдавался, что я хотел сберечь в себе, сде­лав собою. <...> Можно ли ожидать от поэтического создания, чтобы его отражение стало пассивным и безразличным? Само чтение поэта есть уже творчество» (10, стр.5).

Читать далее...

Актеры
Режиссеры
режиссеры
Композиторы
композиторы