Заблуждения в обоснованиях производных потребностей особенно распространены в связи с господствующими пред­ставлениями о роли мышления и эмоций (чувств) в поведении человека. Это те многочисленные и разнообразные случае, когда потребность объясняют «велениями разума», «доводами рассудка» или, наоборот, «жаждой наслаждений», «погоней за удовольствиями». Стремлению к тому, что приносит радость или наслаждение, и избеганию того, что огорчает, учит опыт. Он вырабатывает определенные привычки, и «наш образ мыс­лей в значительной мере лишь воспроизводит ранее восприня­тые впечатления и влияния», - как пишет Стефан Цвейг (302, стр.335). Но опыт и привычки - это не что иное, как освоен­ные способы, бывшие когда-то осознаваемыми средствами удовлетворения определенных потребностей. Значит, от разума и эмоций мы опять приходим к потребностям. К ним ведут все дороги.

Потребность - это не следствие, а причина «велений разу­ма», и от нее происходят эмоции положительные и отрица­тельные. «Разум-то ведь страсти служит», - говорит Свидри-гайлов, выдавая, я полагаю, мысль Ф.М. Достоевского (96, стр.266). А вот слова Томаса Манна: «Происходящее в мире величественно, и так как мы не можем предпочитать, чтобы ничего не происходило, мы не вправе проклинать страсти, которые все и вершат; ибо без вины и без страсти не проис­ходило, бы вообще ничего» (174, т. 1, стр.323).

А «страсть» - это, вероятно, и есть неосознаваемая по­требность, трансформированная в то конкретное, что на по­верхности выступает и осознается как нечто категорически и безусловно необходимое.

 

Размножение и обслуживание потребностей

 

Поскольку живое определяется и характеризуется прису­щими ему потребностями, можно утверждать, что все в его строении и деятельности возникло, закрепилось и существует для их удовлетворения. Живой организм есть, в сущности, материальная структура, трансформирующая энергию - выра­батывающая и обслуживающая потребности. Обслуживание потребностей есть их «расширенное воспроизводство», как было упомянуто выше.

В конкретизации и трансформации воспроизводство ведет к размножению производных потребностей и укреплению их самостоятельности вплоть до независимости некоторых произ­водных от исходных. Размножение идет вслед за усложнением структуры и усовершенствованием обслуживания наличных потребностей. Обслуживание стимулирует рост, рост совершен­ствует обслуживание. Так осуществляется «самодвижение» жи­вой материи.

На уровне человека эта цикличность проявляется в том, как расширяется круг потребностей по мере их удовлетворения, как при этом меняется содержание и повышаются притязания, причем эти изменения могут не касаться отдельных личностей, потому что относятся к процессу в целом, возникают посте­пенно и могут быть на близком расстоянии незаметны, как не поддается непосредственному наблюдению рост растения.

Значит, все в человеческом организме целесообразно для обслуживания потребностей. Сюда относятся и психические процессы - вся высшая нервная деятельность.

Начало повороту в представлениях о ней дано «информа­ционной теорией эмоций», предложенной академиком П.В. Симоновым. Дальнейшие исследования все более подкрепляли уверенность в основополагающей роли потребностей во всем, что так или иначе связано с психической жизнью и поведени­ем человека (см.: с 238 по 252).

Рассмотрение любого психического процесса - конкретного отрезка, звена или стороны поведения - вне связи каждого с потребностями есть, в сущности, скольжение по поверхности явления.

П.В. Симонов пришел к выводу: «Знание является знанием лишь в той мере, в какой оно может служить средством удовлетворения потребностей, средством достижения целей». «Сознание предполагает именно со-знание (сравни с со-чувствием, со-страданием, со-переживанием, со-трудничеством и т.п)., то есть такое знание, которое может быть передано, может быть достоянием других членов сообщества. Осознать - значит при­обрести потенциальную возможность научить, передать свое знание другому» (248, стр.46).