Сила потребности в вооруженности (как и всякой другой) определяется размерами усилий, прилагаемых для ее удовлет­ворения, и жертв, ей приносимых. Значит, по жертвам и зат­ратам усилий можно различать потребности в «вооружении» средней, наиболее распространенной силы, силы повышенной и пониженной в сравнении с ней. А сила потребности в воо­руженности каждого данного человека в значительной степени характеризует его. Во-первых, и главным образом, она выра­жает - сколь реальной, конкретной представляется ему отда­ленная перспектива его будущей деятельности; в какой мере он озабочен ее успехом: предполагает ли он вести борьбу, сколь трудную и какими средствами? Во-вторых, следователь­но, - потребность в том или другом, определенном, «вооруже­нии» говорит о структуре его потребностей в данное время. Проще говоря: во-первых, один копит силы, другой - нет; во-вторых, копят силы те или иные.

Разумеется, такая характеристика ориентировочна и схема­тична. Она может быть повернута и со стороны негативной: человек, не интересующийся приобретением знаний, не ждет от них пользы для себя; человек, интересующийся главным образом связями и знакомствами, не верит в другие пути к успеху; пренебрегающий возможностью «хорошо заработать», не ощущает нужды в этом «оружии» и т.д.

В ориентации на средний уровень вооруженности, может быть, ярче всего проявляется мода. Это - вооруженность де­коративная и декларативная. В следовании моде «оружие» приобретается (иногда с большими усилиями и затратами) для употребления его напоказ - чтобы быть «не хуже других». В том, что должно бы быть вооруженностью, средством борьбы, ценится соответствие норме и только. Нужно не оно само, а доказательства принадлежности к рангу людей, так именно «вооруженных». Значит, повышенный интерес к моде говорит о структуре потребностей, близкой к среднему уровню и по составу своему и по силе.

Пониженная (против средней нормы) потребность в воо­руженности какого-то определенного рода чаще всего говорит о повышенной потребности в экономии сил (лени) или в воо­руженности другого рода. Так, скажем, человек, постоянно болеющий, теряет иногда интерес ко всему, что прежде зани­мало его, вследствие повышенного интереса к способам под­держания своего здоровья - он бережет силы и ищет «оружие» для борьбы с болезнью.

Потребность в вооруженности играет значительную роль в жизни каждого человека, и с ее общего ослабления, может быть, начинается угасание человеческих потребностей. Именно поэтому потребность эта первоначально совершенно не осоз­нается. Она начинается с желания не отставать от сверстников и побеждать их во всякого рода соревнованиях; потом высту­пает обычно как круг тех или других специальных интересов; вначале он бывает широк и поверхностен; потом - сужается и углубляется; это ведет к профессионализации и к потребности повышать свою квалификацию, расширять и углублять ее.

В начале жизненного пути потребность в «вооружении» возрастает, вопреки экономии сил, а силы растут; но на ка­ком-то этапе жизни потребность в «вооружении» обычно на­чинает постепенно ослабевать. Человек, экономя силы, делает­ся все менее склонен расходовать их на приобретение или обновление своего «оружия», ему все чаще представляется достаточным то, каким он уже владеет. Это - консерватизм, удовлетворенность нормой, чаще всего устаревшей или устаре­вающей. В следовании моде и отставании от нее консерватизм этот особенно заметен, потому что нормы моды меняются чаще других и поспевание за ней требует расторопности.

А.А. Ухтомский выписал слова Л.Н. Толстого: «Человек всегда недоволен своим положением и всегда очень доволен своим умом и пониманием» (288, стр.259). Это те распростра­ненные случаи, когда недовольство своим положением (по­требность занимать место в обществе) не столько велико, чтобы расходовать усилия на совершенствование вооруженнос­ти для улучшения этого положения, когда представляется дос­таточной вооруженность, приобретенная ранее.

Возможности минимально вооруженных людей (например, детей) уравнивают их. Высокий уровень вооруженности под­черкивает качественные отличия одного от другого: скрипач и генерал, ученый и мастер спорта - каждый «вооружен» хоро­шо в своей области. На уровнях относительно высокой воо­руженности проявляется, между прочим, и то, что разные потребности требуют разного «оружия», и чем выше квалифи­кация и уже специализация, тем строже и дифференциация в «вооружении». И. Забелин писал: «В наш век, когда знания множатся буквально на глазах, ничем не ограниченный про­цесс узнавания может повести лишь к творческому бесплодию ученого, к «эрудиции», за которой не сыщешь и грана само­стоятельности в мышлении. Истина эта не нова. Более двух тысячелетий назад великий философ древности Гераклит гово­рил, что «многознание не научает уму», и противопоставлял многознанию - познание, проникновение в скрытую суть ве­щей, то есть активное творчество» (103, стр.159).