Связанная с прикладным знанием общностью объекта -реальной действительностью, потребность бескорыстного по­знания не довольствуется выполнением заказов биологических и социальных потребностей. Она побуждает человека искать знаний как таковых - искать соответствия человеческих пред­ставлений объективной действительности, какова бы она ни была и независимо от потребностей биологических и соци­альных, даже вопреки им и с ущербом для их удовлетворения.

Вот несколько свидетельств противонаправленности теоре­тического познания эмпирическому здравому смыслу. Историк науки Б.Г. Кузнецов пишет: «Уже в XVIII в. в развитии науч­ной мысли наблюдается на первый взгляд противоречивая особенность. Чем меньше наука ограничивается непосредст­венными субъективными наблюдениями, чем глубже она про­никает в объективные закономерности природы, тем ближе она людям, тем она человечнее». И дальше: «Сейчас разрыв с «очевидностью» должен быть еще более радикальным, чем в первой половине века. Недавно Нильс Бор при обсуждении выдвинутой Гейзенбергом единой теории элементарных частиц сказал: «Нет никакого сомнения, что перед нами безумная теория. Вопрос состоит в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть правильной» (141, стр.42 и 43). Так творческая логика вступает в противоречие с логикой здравого смысла и сверхсознание - с сознанием.

Другой историк науки, Дж. Бернал, подчеркивает значи­тельность ее «логической части»: «Прежде чем результаты экспериментов могут стать сколько-нибудь полезными, а во многих случаях и даже до их получения, необходимо увязать их, так сказать, в узел, сгруппировать, соотнести друг с дру­гом, что является функцией логической части науки» (29, стр.23).

За «круглым столом» журнала «Вопросы философии» М.К. Мамардашвили сказал: «Что же касается отношения нау­ки к ее применениям, то мне кажется, что наука производит только знания и что не существует прикладных наук, суще­ствует лишь наука и ее применение <...>. И там, где знание не находится в состоянии производства другого знания, мы вне науки, вне познания. В науке речь идет лишь об одном: на основе одних имеющихся знаний и наблюдения производить другие знания» (167, стр.100).

Так современный философ формулирует специфически че­ловеческое познание как таковое; если оно существует, то существует и потребность бескорыстного познания, которая не может быть сведена ни к потребностям биологическим, ни к потребностям социальным - в справедливости.

Сущностью этой потребности является познание неизвест­ных причин по известным последствиям, каковы бы ни были эти причины и эти последствия.

 

 

 

Своеобразие бескорыстного познания

 

Г. Гачев пишет: «Обращая внимание на камень, сосну, во­ду, первобытный человек видит не объективные качества этих вещей, а их полезное или вредное действие по отношению к себе, когда он соприкасается с ними» (61, стр.8). У первобыт­ного человека такое восприятие, вероятно, обнажено вслед­ствие его непосредственной зависимости от окружающей при­роды и остроты его биологических потребностей. Но, в сущ­ности, это относится и к современному человеку, только связи его с природой несравненно сложнее и многообразнее транс­формированы его потребности. Сложность этих связей опреде­ляется «биологической двухмерностью информации», отмечен­ной А. Иваницким и Н. Шубиной: «Как восприятие отдельно­го раздражителя, так и оценка сложной ситуации основаны на сумме специфической (о физических свойствах) и неспецифи­ческой (о биологическом значении раздражений) информации. Вернее, речь идет не о сумме, а о сложном синтезе двух качественно различных оценок, дополняющих, но никак не заме­няющих друг друга» (108, стр.99).

Проторенные пути процесса раздражения в материи чело­веческого мозга, образующие отражение внешнего мира, со­гласно своему назначению, отражают, следовательно, «двух­мерно», но лишь то, что связано с потребностями человека. Значит, отражение это не может быть тождественно отражае­мому. В «двухмерности» отражаемое приспособлено к потреб­ностям, ибо им служит, но отражение остается отражением объективным. Может быть, «двухмерность» информации опре­деляет два пути и в ее использовании? Прикладное, обслужи­вающее потребности средствами, и бескорыстное - «специфи­ческое», - обслуживающее познание как таковое. Далее эта двусторонность знаний дает себя знать на разных этапах по­знания и в разных вариантах оценки его плодов, но ведет она к единому результату.